Открыть меню

Лечение общей гипертермией: история вопроса


В течение многих десятилетий вопрос о применении термического фактора в лечении злокачественных опухолей оставался дискуссионным. Применение гипертермических методов в лечении узловых и диссеминированных опухолей неоднократно привлекало внимание врачей.

Первые эмпирические попытки использовать повышенную температуру для лечения опухолей предпринимал Гиппократ, прижигая узловые формы распадающихся опухолей раскаленным железом.

Изучение литературы по использованию гипертермии в онкологии позволило выделить в нем три периода.

Первый период, относящийся в основном ко второй половине позапрошлого столетия, характеризуется эмпирическим подходом к использованию тепловых воздействий в онкологии.

Второй период охватывает первые шесть десятилетий XX века. Он представлен многочисленными попытками научно обосновать применение высоких температур в экспериментальной и клинической онкологии.

Третий период, начавшийся с 60-х годов, можно охарактеризовать как этап углубленного изучения гипертермии и эффективности использования ее в качестве компонента комплексного лечения. Этот период представлен целой серией сообщений, отношение к которым было то излишне восторженным, то необоснованно скептическим. В литературе неоднократно приводились случаи замедления или остановки роста злокачественных опухолей у человека и даже их полного исчезновения после инфекционных заболеваний, протекающих с высокой температурой. Первое сообщение о тормозящем воздействии на опухоль лихорадки, вызванной, в частности, малярией, сделал de Kizowitz в 1779 году. Позже W. Busch (1866) отметил полное исчезновение гистологически подтвержденной саркомы у больного после перенесенного рожистого воспаления. В последующие годы подобные сообщения начали встречаться чаще: указывали на ликвидацию иноперабельных меланом, хорионэпителиом, костных сарком и других опухолей после инфекционных заболеваний, протекавших с высокой температурой. Считалось, что выздоровление обусловлено высокой температурой тела. Н. Nauts, G. Fowler, F. Bogatko (1953) приводят обобщенные данные о применении начиная с 1893 года «токсинов Coley» в различных клиниках США для лечения опухолей. Приведенные сведения убедительно свидетельствуют об эффективности этого метода или его комбинации с другими методами лечения. Однако вызывать лихорадку путем искусственного заражения онкологических больных инфекционными заболеваниями или введения эндотоксинов микроорганизмов далеко не безопасно. К тому же этот метод, выполняемый даже с помощью современных пирогенных препаратов типа пирогенала, сам по себе не обеспечивает возможности получения и поддержания точно регулируемых температурно-экспозиционных режимов гипертермии в пределах, необходимых для достижения деструкции опухоли.

Некоторые работы посвящены изучению так называемой спонтанной регрессии опухолей человека. Так, например, O. Selawry et al. (1957) собрал в мировой литературе сообщения о 450 случаях спонтанной регрессии гистологически верифицированных злокачественных опухолей. Оказалось, что в 1/3 наблюдений регрессия наступила после острых инфекционных заболеваний с высокой температурой (рожа, малярия, скарлатина и др.), причем саркома оказалась более чувствительной к высокой температуре, чем рак. T. Everson (1964) приводит данные о 130 случаях спонтанной регрессии гистологически подтвержденных опухолей, в том числе таких, как меланома, остеогенная саркома и др. В числе причин, обусловивших спонтанную регрессию, автор называет лихорадку и острую инфекцию.

В серии экспериментальных работ были определены температурные режимы, необходимые для разрушения опухолевых клеток.

Выделяют три температурные зоны гипертермии:

1) когда опухоль разогревается до 38–40 °С, возможно усиление ее роста;
2) при достижении температурного интервала 40–42 °С происходит сенсибилизация опухоли к химиопрепаратам и ионизирующему излучению;
3) при разогреве опухоли свыше 42,5 °С наблюдается гибель опухолевых клеток.

Экспозиционные режимы повреждения опухоли составляют при 42 °С — 120 минут, при 43 °С — 60 минут, при 44 °С — 30 минут, а при 45 °С — всего 15 минут. Соответствующие режимы для нормальных тканей вдвое больше, что свидетельствует об их большей термоустойчивости.

Таким образом, в действии гипертермии важна не только максимальная температура, но и «доза тепла», которая определяется как температурой, так и продолжительностью нагрева.

Губительное действие высокой температуры на опухолевые клетки связано с поломкой целого ряда биохимических механизмов. В условиях перегрева происходит нарушение синтеза нуклеиновых кислот и белка, ингибируется тканевое дыхание, что приводит к активации лизосомальных ферментов. Изменение целого ряда биохимических процессов в опухолевых клетках повышает чувствительность опухоли к воздействию ионизирующего излучения и противоопухолевых лекарственных препаратов.

Заслуживают существенного внимания вопросы, касающиеся влияния гипертермии на иммунобиологические защитные силы организма. Благодаря исследованиям ряда авторов, в первую очередь С.П. Боткина (1885), И.П. Павлова (1887), И.И. Мечникова (1903), а также фундаментальным данным, содержащимся в работах П.Н. Веселкина (1963), Е.А. Шевелько (1969), посвященных специальному изучению патофизиологии высоких температур, сегодня уже нет сомнений относительно возможности стимуляции защитных сил организма с помощью гипертермии. В последние годы появился ряд сообщений об активации иммунитета организма опухоленосителя посредством гипертермических воздействий. Установлено, что искусственная гипертермия значительно изменяет взаимоотношения в системе «опухоль — организм». Иммунный ответ организма на гипертермию является решающим компонентом, определяющим исход в триаде «хозяин — опухоль — терапия». Величина и направленность ответной иммунной реакции на общую гипертермию зависят от температурно-экспозиционных параметров последней. Если температура тела не превышает 42 °С — отмечается стимуляция иммунобиологических систем, при более высокой температуре может наблюдаться угнетение иммунитета. Местная гипертермия, как правило, всегда вызывает положительный иммунный ответ, восстанавливая нормальные соотношения регуляторных и эффекторных лимфоцитов, нарушенные при онкологических заболеваниях, и снижая численность Т-клеток, одновременно усиливает их функциональную активность, влияя на темпы восстановления иммунитета.

 

Кроме собственно противоопухолевого эффекта разогрев опухоли служит способом преодоления лучевой и лекарственной резистентности. Задачей проводимых во всем мире исследований является разработка методов избирательного и равномерного разогрева до температуры лечебного воздействия. Вместе с тем одной из основных проблем онкологии остается лечение запущенного рака. Поэтому наряду с совершенствованием методов и аппаратуры для локальной гипертермии активно развивается другое направление в использовании высоких температур, а именно общая управляемая гипертермия.

Итак,  для разрушения опухоли необходим перегрев свыше 43 °С. Достижение этой температуры реально, хотя и не всегда возможно при местной гипертермии, и связано с целым рядом трудностей при общей гипертермии. Выход на уровень температуры 43 °С сопряжен при общей гипертермии с качественно иными проблемами, чем при локальной гипертермии. Разогрев всего организма свыше 42 °С вызывает целый ряд тяжелых реакций (тканевая гипоксия, гипокапния, изменение микроциркуляции), которые могут привести к гибели больного. Также трудной задачей оказалось достижение равномерности разогрева тела больного.

С середины 70-x годов в США стали использовать разогрев всего тела горячей водой в скафандре или специальной одежде, но это затрудняло контроль за состоянием пациента и коррекцию температурного режима. Температура теплоносителя в данных исследованиях не превышала 44 °С, температура тела больного, соответственно, была 41,8–42,4 °С, преобладал перегрев поверхностных тканей, что приводило к ожогам кожи.

К этому времени относятся попытки использования экстракорпоральной гипертермии при помощи аппаратов типа АИК. Несмотря на достаточную равномерность перегрева внутренних органов, недостатками данного метода являются неизбежный гемолиз, длительное время разогрева; так как температура поступающей в сосудистое русло крови не может быть значительно выше температуры тела больного и не превышает 43 °С, максимальная температура тела, достигаемая при экстракорпоральной гипертермии, составляет 41,5–41,8 °С. Кроме того, особенностью экстракорпорального метода является хирургический подход к сосудам, наложение шунтов и нередко развитие осложнений, характерных для хирургических манипуляций, тромбирования сосудов, трофических расстройств в зоне перфузии. Ток разогретой крови, поступая прямо к сердцу, может приводить к развитию миокардита и сердечно-сосудистой недостаточности.

С 1969 года в Белорусском НИИ онкологии и медицинской радиологии стала изучаться водоструйная гипертермия (аппарат типа «Пигмент»), при которой тело больного постоянно орошалось горячей водой. Температура теплоносителя достигала 43 °С. Этот метод имел преимущества по сравнению с нагревом в ванне (лучший доступ к больному, возможность быстрого охлаждения), но сохранил большинство недостатков методов с применением ванны: перегрев преимущественно поверхностных тканей, ожоги и некрозы кожи в месте падения струи воды. В связи с тем, что больной при температуре на коже свыше 41 °С испытывает болевые ощущения (в связи с воздействием на терморецепторы кожи), а при разогреве до 42 °С страдает центральная нервная система, сеансы общей гипертермии стали проводить под наркозом.

Применение высокочастотных электромагнитных полей для достижения перегрева началось с 70-x годов. Преимущества электромагнитной гипертермии по сравнению с воздушной и водоструйной состоят в том, что тело больного разогревается «изнутри», прогрев тканей при этом равномерный, не происходит повреждения кожных покровов, возможно эффективное управление процессом разогрева.

проф. И. Д. Карев 

Обсуждение: 2 комментария
  1. Анна:

    Первый раз слышу про гипертермию, пожалуйста ответьте: применима ли она в моем случае. В июле 2015г прооперирована по поводу: рак молочной железы , выписана с диагнозом рак прав.мол.железы ст2А гр.3 Т1 N1М0 , МКБ-10 С50,4. Через месяц прошла лучевую терапию, через полгода после операции ПЭТ КТ показало метастазы в правой подмышке , на ключице и задето 3-е правое ребро 2,2мм, прошла 6 курсов химиотерапии, затем облучение. Все это врем я принимала анестрозол и капали струйно зомету через 28 дней. В апреле 2017 снова прошла ПЭТ КТ, он показал уменьшение метастазов на ключице, но увеличение на ребре 2,6мм. После чего приняла на сегодняшний день 11 курсов Фазлодекса и продолжала принимать зомету( всего приняла 22 курса), 3 недели назад УЗИ показало множественные метастазы в печени,МТС в надключительные слева и подключтительные л/узлы справа. Сцинтиграфия показала: Множественные МТС в кости.высокой и средней интенсивности черепа, ребрах спереди, во всех грудных и поясничных позвонках и тд. Отрицательная динамика. я знаю что шансов уже нет, но скажите про гипертермию. Напишите как есть.

    Ответить
    1. Клиника "К-тест":

      Добрый день! При таком диагнозе гипертермия показана и позволяет получить положительный результат, но для решения по Вашему случаю необходимо более полно изучить историю болезни, последние анализы и томограммы, а также опросить Вас о самочувствии. При Вашей заинтересованности просим связаться с нами по телефону 8 (831) 439-15-14 с 11 до 15-00 по МСК.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Онкологическая клиника "К-тест" · Копирование материалов сайта запрещено. *Цены, указанные на сайте, не являются публичной офертой. Стоимость услуг устанавливается и оплачивается согласно прейскуранту Клиники, действующему на момент оказания услуги. Подробности по тел.8 (831) 439-15-14. Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста. Лицензия ЛО-52-01-005717 от 16.02.2017. ОГРН 1025203029763. ИНН 5260013184