Человек против рака | Метод лечения онкологии
Открыть меню

Человек против рака


Нижний может помочь миру победить болезнь века. Кто поможет Нижнему помочь миру?

Японские ученые утверждают, что к 2007 году будет найден и успешно внедрен способ предупреждения роста раковых опухолей. Через два года после этого будет установлен ген, “контролирующий болезнь”. А исчерпывающее объяснение механизма возникновения почти всех разновидностей раковых заболеваний возможно к 2010 году.

К слову, японцы отводят себе в этом деле достаточно скромную роль, оценивая интеллектуальный вклад своих ученых лишь в один процент от общемирового …

То, о чем я хочу рассказать, – это не сенсация. Еще слишком многое до сих пор неясно. Но одно сегодня можно утверждать уверенно: рак – страшная болезнь ХХ века – поддается лечению. По крайней мере, несколько его разновидностей. Открытие это сделано не где нибудь за океаном, а у нас, в Нижнем Новгороде.

Впервые “луч света” забрезжил еще несколько десятилетий назад, когда в Японии была высказана идея “ферромагнитной гипертермии”. Велись наблюдения, проводились опыты. Не дававшие, впрочем, существенных результатов. Хотя тогда было было точно установлено, что раковые клетки погибают при температуре 43,5 градуса.

В восьмидесятых годах в Горьковском медицинском институте (ГМИ) и Горьковском институте радиосвязи (ныне НПП “Полет”) началась разработка аппарата для гипертермии, который получил впоследствии название “Вулкан”. В исследовании принимали участие главный онколог Нижегородской области профессор Н.Е. Яхонтов, кандидат медицинских наук В.Ф. Пугачев (оба, к несчастью, ныне покойные), заместитель директора НПП “Полет” Б. Долотов, ведущий инженер Ю. Савин, начальник лаборатории П. Смирнов и генеральный директор НПП “Полет” Е. Белоусов. Все 12 лет надежд, разочарований, поисков и напряженной работы они были вместе.

Настало, думаю, время объяснить подробнее, что же представляет из себя “Способ лечения злокачественных новообразований с помощью ферромагнитной гипертермии”. Именно так называется метод, о котором идет речь. Как и все гениальное, он достаточно прост.

Итак, если известно, что раковые клетки погибают при температуре 43,5 градуса, то, казалось бы, вот оно, решение: разогреть организм до 43,5 градуса, и через несколько часов раковые клетки погибнут! Однако этот кажущийся простым выход абсолютно неприемлем. Равномерное повышение температуры всего тела практически неосуществимо. Так уж устроен наш организм, что жировой подкожный разогревается в 17 раз быстрее, чем мышечный. Это приводит к гибели больного человека.

Авторы нового метода решили действовать несколько иначе. Они пришли к выводу, что можно нагреть тело именно в том месте, где и находятся раковые клетки. Нагреть и удерживать на заданном уровне, так как при температуре 39-40 градусов рост опухолевых клеток начинает активизироваться.

В область опухоли вводятся микрочастицы железа, которые ее опоясывают. А нагревание этих частиц до искомой температуры производится с помощью аппарата “Вулкан”, о котором я упоминала ранее. Нагревание производится высокочастотным током в течение 30 секунд. Причем с января 1992 года нагревание производится игольчатым методом, который исключает возможность появления ожогов и дает возможность воздействовать на опухоль на любой глубине. Вот это и есть основное открытие нижегородских ученых. Это и есть то, из чего в недалеком будущем может родиться сенсация. И тогда, возможно, коварный недуг перестает быть, наконец, фатально непобедимым.

— Исследование “ферромагнитной гипертермии” проводится сегодня в США, Япония, в некоторых европейских странах, — рассказывает доктор медицинских наук, профессор Игорь Дмитриевич Карев, заведующий кафедрой лучевой диагностики и лучевой терапии курса онкологии НМИ. — Вся “хитрость” нашего способа заключается именно в методе быстрого и равномерного разогрева опухолей. Нам удалось добиться результата, когда при нагревании погибает 94 процента опухолевой массы. В последующем это позволяет нам делать менее травматичную операцию по удалению опухолей, или так называемую радикальную резекцию. То есть удаление того участка, где развивалось злокачественное образование.

профессор Карев
профессор Карев

— Игорь Дмитриевич, но все же какой-то процент раковых клеток остается жизнеспособным. Не грозит ли новыми осложнениями?

— Нет. Оставшееся незначительное количество опухолевых клеток уже не способно делиться.

Здесь важен еще один момент: гипертермия проводится в комплексе с лучевой или с химиотерапией. Именно тогда и достигается положительный результат. Причем метод позволяет снизить дозу радиологического излучения.

— Так что же, Игорь Дмитриевич, можно бить в литавры и говорить о полной победе над раком?

— Погодите, не будем торопиться. Тем более что наш метод используется пока только для лечения некоторых сарком и лечения рака прямой кишки. Ведь ежегодно количество больных этим недугом увеличивается на 7 процентов.

— Но уже сегодня мы думаем и над тем, как перейти на внутрисосудистое введение ферромагнитной жидкости. Проведенные на животных наблюдения позволяют утверждать, что через 30 минут после нагревания погибает само ядро опухолевой клетки. Эти данные получены на кафедре оперативной хирургии. Работа проводилась заведующим кафедрой Бухановым, профессором Матюшиным, доцентом Цыбусовым.

— Здесь тоже предполагается использовать “Вулкан” или есть еще какой-то аппарат?

— Аппарат один — “Вулкан”. Но постоянно работаем над его совершенствованием.

Во время нашей беседы в кабинете Карева присутствовал и Борис Константинович Долотов.

— На какие средства ведутся исследования? — поинтересовался я у главного конструктора “Вулкана”. — Ведь все это стоит, наверное, немалых средств и приличной суммы в валюте?

— За 12 лет работы мы не получили от Минздрава ни копейки. Официальное “добро” на исследование было получено, но средства изыскивали сами, за счет института. Должен заметить, что уже сегодня к нашему аппарату проявляют интерес и иностранные фирмы. Вот, пожалуйста, ознакомьтесь с этим документом.

Я позволю себе процитировать его целиком.

“Национальный институт здравоохранения Национальному институту онкологии США.

Одно из основных препятствий тому, что гипертермия станет ведущим методом в лечении раковых заболеваний, является невозможность равномерного распределения тепла в опухоли и ее нагревания до температуры лечебного воздействия (43,5 градуса) и выше, и поддержания температуры в течение определенного времени. Представляется вероятным, что эту проблему сумело разрешить научное предприятие “Полет”.

15 июля 1992 года”.

Не зря зачастили к Кареву делегации из-за океана. представители деловых фирм, медики, фармацевты, журналисты. Имя профессора Карева уже, оказывается, достаточно известно в медицинских кругах Америки. А там всегда проявляли большой интерес к любого рода открытиям и достижениям. Интерес, конечно, прежде всего коммерческий: а нельзя ли из этого извлечь какую – нибудь прибыль? Уж что-что, а деньги американцы считать умеют. И уж если проявили заинтересованность, значит … “Значит, мы должны быть рады такому сотрудничеству. – подумает иной читатель. – Мы им – идеи, они нам – валюту”.

Представьте, нет. Во время подготовки материала я много беседовала с Каревым и поняла, что он сочетает в себе талант ученого и талант предпринимателя. Всеми доступными способами он борется за продолжение исследований и экспериментов. Именно поэтому небольшая когда – то лаборатория преобразована ныне в коммерческую структуру. Чтобы выжить в нынешних условиях и не просить милостыни у Минздрава. Независимость рождает самостоятельность. Поэтому-то и американцы уезжают от Карева ни с чем. Снимают на видеокамеру, фотографируют, допытываются, что да как, но сами сути уловить так и не могут. А ведь в той же Америке любое открытие, сделанное частным лицом, является частной собственностью.

А по существующим у нас неписанным законам Минздрав, подобно всемогущему монстру, присваивал себе право казнить или миловать. “Там”, наверху, решалась судьба гениальных открытий. И сколько талантливых людей и идей похоронено в папках чиновников от медицины. А авторы гениальных открытий оставались ни с чем. Они даже не могли отстаивать свои права и бороться за приоритет. Ведь, насколько мне известно, в нашей стране до сих пор та и не принят закон об интеллектуальной собственности.

Но мы несколько отвлеклись. Когда Карев понял, что метод “ферромагнитной гипертермии” действительно может возвращать к жизни больных, уже приговоренных к смерти, он решил действовать. Единственное, что было получено от Минздрава, это разрешение на проведение операций. Кстати, сама операция стоит 36 тысяч рублей. Думаю, для людей, которые уже потеряли всякую надежду на жизнь, эта сумма не покажется столь уж значительной. Хочу лишь повторить, что метод “ферромагнитной гипертермии” не проводится пока ни одной клиникой мира. А потому является уникальным.

Ну, хорошо. Допустим, средства на проведение дальнейших исследований Карев получает от проведения операций, консультаций… Но всем больным при всем желании он помочь не в состоянии. Ведь городской онкологический диспансер и так переполнен сегодня до предела. Рассчитанный на 240 мест, он вмещает сегодня в два раза больше больных! А это сказывается на условиях, в которых вынуждены находиться больные люди.

И в этом виноваты не врачи. Виновата сама система, в которой вынуждена существовать отечественная медицина.

Во многих больницах нашего города по штатному расписанию предусмотрены так называемые онкологические койки. То есть в обычном отделении районной больницы хирург-онколог проводит обычную операцию по удалению раковой опухоли. Но нет здесь ни дорогостоящей специальной аппаратуры и соответственно возможности помочь больному, используя последние достижения в этой области.

Средства на содержание онкологических коек выделяются немалые. так не проще ли и не дешевле в итоге было бы сконцентрировать эти суммы в одном месте, где людям могли бы оказать более эффективную помощь. И речь тогда шла бы не о сотнях, а о тысячах, десятках тысяч спасенных жизней. Уже сегодня к Кареву едут люди со всей страны: из Москвы, Киева, Алма-Аты, Новосибирска… Едут сюда, в онкологический диспансер, прямо с вокзала. Страшно, если приходится отказывать людям в операции, а значит, и в праве на жизнь, только лишь потому, что для них не нашлось места в больнице. Уже сегодня на проведение операции по этому методу большая очередь. А люди все едет и едут …

И.Д. Карев неоднократно обращался к губернатору области, к директору областного департамента здравоохранения с просьбой о расширении онкологического диспансера.

Не вдруг и не сразу, но дело, кажется, сдвинулось с мертвой точки. Принято решение о строительстве в Нижнем онкологического центра. Но есть опасения, что строительство этого центра превратится в очередной долгострой. А ведь есть и другой выход. Здесь же, на территории онкологического диспансера, в ближайшем будущем заканчивается строительство нового здания школы милиции. Думаю, что гораздо гуманнее и человечнее было бы передать это строение медикам.

А тревожная статистика неумолимо свидетельствует о резком увеличении в Нижегородской области онкологических заболеваний. Сегодня эта цифра в 4 раза превышает средние показатели по другим регионам России.

Ирина Сухинина

фото Иосифа Соборовера.

Источник: газета “Ленинская смена”, 12 июня 1993 г.

© 2020 Онкологическая клиника "К-тест" · Копирование материалов запрещено. *Цены, указанные на сайте, не являются офертой. Стоимость услуг устанавливается и оплачивается согласно прейскуранту Клиники, действующему на момент оказания услуги. Подробности по тел.8 (831) 439-15-14. Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста. Лицензия ЛО-52-01-005717 от 16.02.2017. ОГРН 1025203029763. ИНН 5260013184